Будущее Украины — локальные бунты против отморозков из «элиты»

Населенных пунктов по Украине, где одни люди чувствуют себя значительно «равнее других», множество. Особенно это касается глубинки, где правду и работу искать намного сложнее, чем в Киеве. А потому призрак Линча бродит по Украине.

Столько иногороднего автотранспорта во Врадиевке не было уже много лет. Последний раз — когда ремонтировалась основная дорога из Киева на Крым и ушлые водители упорно пытались найти приемлемый путь объезда.В первую неделю июля этот райцентр стал политическим центром Украины.

Дошло до того, что в Верховной Раде некоторые технические вопросы пришлось повторно голосовать, дабы совместными усилиями правительственных и оппозиционных фракций набрать простое большинство. Казалось, если бы парламент проводил выездное заседание на Николаевщине, кворум был бы куда выше.

К сожалению, Врадиевке не суждено стать тем местом, где прекратит свое существование украинская милиция в своем нынешнем неприличном до безобразия виде. Равно как не стало таким местом село Грушка, где народный депутат Лозинский с подельниками цинично замучил до смерти простого селянина Олийныка. Как не стал город Николаев, где мажоры изнасиловали и сожгли 18-летнюю Оксану Макар.

Населенных пунктов по Украине, где одни люди чувствуют себя значительно «равнее других», множество. Особенно это касается глубинки, где правду и работу искать намного сложнее, чем в Киеве.

А потому призрак Линча бродит по Украине.

Несколько лет назад в селе Семиполки, что на севере Киевщины, тамошний житель Виталий Запорожец застрелил местного участкового. Село грудью встало на защиту односельчанина, который путем преступления избавил родной населенный пункт от «мусорского беспредела».

Местный майор милиции Симоненко чаще был пьяным, чем трезвым, кафе платили ему дань, девушки неоднократно подвергались «настойчивым ухаживаниям», а любые попытки утихомирить зарвавшегося стража порядка приводили к избиениям или угрозам с применением табельного оружия. «Я здесь милиционер, прокурор, судья, царь и Бог», — любил приговаривать Симоненко.

Во время одной из ссор Запорожец пристрелил майора. Однако дальше началось то, что можно было увидеть только в фильмах о войне. Следующей ночью милиционеры, прибывшие на подмогу местному райотделу, оцепили село и, словно каратели, пошли по хатам, устраивая допросы и грабя жителей. Били его брата, мать, разграбили хату.

Виталий Запорожец получил 14 лет строгого режима. За очевидные робингудовские мотивы преступления суд скостил ему лишь один год. О сокращении Запорожцу срока пребывания под стражей ничего не сообщается, тогда как действия Лозинского уже переквалифицированы в хулиганство. Да и нет сомнений, что врадиевские милиционеры Полищук и Дрыжак выйдут на свободу раньше Запорожца. Если, конечно, доживут до суда.

Дело здесь не в министре или областном начальстве, а в системе. Собственная безопасность в милицейской среде работает — как правило, руководители местной милиции осведомлены, кто по-настоящему работает участковым, кто ваньку валяет, а кто чинит беспредел на вверенной ему территории. Но обычно верхи ничего не предпринимают, разве что ротацию проведут. Причину объяснил один из бывших министров внутренних дел, с которым довелось побеседовать. «Ну, уволю я их. Разгоню… А кто придет? Что, выпускники юрфака пойдут ППСниками работать? На 1300 гривен? Мы и так стараемся самых адекватных набирать, чтобы за пистолет чуть что не хватались».

В недавнем интервью министр внутренних дел Виталий Захарченко, реагируя на неудобный вопрос о соблюдении чести мундира, сказал: «Милиционеров граждане не любят. Но ведь если что случается, всё равно кричат “Караул! Милиция!”»

Да, кричат. Но всё чаще люди приходят в милицию лишь для получения необходимых бумаг — чтобы потом оформить страховую выплату, больничный или, не дай бог, свидетельство о смерти. А свои счеты с преступностью предпочитают сводить самостоятельно. Украинцы не верят правоохранителям (согласно исследованию Института социологии НАН Украины, только один процент украинцев доверяет милиции), более того, считают самих милиционеров ключевым очагом преступности.

Изменить милицию может только повышение уровня оплаты труда правоохранителей и их социального статуса. Лишь тогда в органы будут приходить люди с высшим образованием, готовые работать на совесть, не ищущие любого повода получить взятку. Страх потерять хорошую работу, гарантирующую карьеру и высокую пенсию, — самая лучшая прививка от беспредела.

Врадиевка — типичный поселок украинской глубинки, где жители продолжают по возможности эксплуатировать советское наследие. На фоне таких мест особенно колоритно смотрятся «идеальные села», которым «Эксперт» решил посвятить свой цикл публикаций этим летом. Тут отменные дороги, ровные заборы, отремонтированное здание клуба, сельсовет с иголочки, реставрированная или вновь построенная церковь. Есть частная охрана, есть милиция, причем не пьяная вусмерть, а готовая помочь заезжему туристу. А еще обязательно присутствует большой красивый дом или целое поместье местного боярина. Либо уроженца этого села, сделавшего карьеру в большом городе.

Таких вотчин мы насчитали чуть больше десятка. Наверняка публикации вызовут читательский интерес, поскольку это туризм будущего. Ведь мы с удовольствием посещаем усадьбы XVIII–XIX веков, в которых теперь заповедники или государственные музеи. Они обязательно отмечены в путеводителях. Села, где побывал «Эксперт», вскоре тоже попадут в список достопримечательностей Украины. Уже сегодня это музеи под открытым небом. Вероятно, обозначаться они будут как «дворянские гнезда XXI века».

***

Коктейль Молотова для милиционеров

Власть показательно накажет виновных в милицейском произволе во Врадиевке, но бороться с системной коррупцией и неэффективностью МВД всё равно не собирается

Райцентр Врадиевка в Николаевской области стал ареной настоящей уличной битвы между населением поселка и местной милицией.

В ночь с 26 на 27 июня трое мужчин изнасиловали и жестоко избили жительницу райцентра Ирину Крашкову. Потерпевшая назвала виновниками преступления двух милиционеров из РОВД Врадиевки — лейтенанта Дмитрия Полищука и капитана Евгения Дрыжака, а также местного таксиста Сергея Рябиненко. Несмотря на заявление потерпевшей и ее состояние, сотрудники РОВД сначала возбудили уголовное производство по факту «легких телесных повреждений».

Вечером 30 июня около 300 жителей Врадиевки собрались у районного суда с требованием наказать виновных. Но суд постановил взять под стражу только Полищука и Рябиненко, ссылаясь на то, что капитан Дрыжак в ночь нападения находился на дежурстве, а его алиби подтверждают видеозапись камер наблюдения и свидетельства пяти коллег. Вечером 1 июля около тысячи человек пикетировали РОВД Врадиевки. Акция быстро переросла в штурм здания, жители бросали в окна бутылки, выломали в райотделе двери и ворота, разбили окна и повредили милицейские автомобили. В ответ милиционеры отстреливались и применяли слезоточивый газ.

Президент Виктор Янукович взял дело под личный контроль. Министр внутренних дел Виталий Захарченко был вынужден отстранить от занимаемых должностей главу Управления внутренних дел в Николаевской области Валентина Парсенюка и начальника Врадиевского РОВД Виталия Синицкого.

Эти события стали очередной иллюстрацией постоянного конфликта между рядовыми украинцами и теми, кто по долгу службы обязан их защищать. После задержания сотрудников РОВД Полищука и Дрыжака в СМИ появились ссылки на обращение задержанных к прессе с компроматом на свое начальство, которое якобы заставляло их заниматься рэкетом и передавать деньги в областное УВД.

Президент не делал кадровых выводов после предыдущих резонансных дел.

Летом 2009 года народный депутат Виктор Лозинский (Блок Юлии Тимошенко) расстрелял на территории Голованевского района Кировоградской области безработного жителя села Валерия Олийныка. Этой весной суд переквалифицировал действия экс-депутата в хулиганство, скостив ему срок с 15 до 10 лет.

В марте 2012-го трое молодых людей в Николаеве совершили изнасилование и попытку убийства 18-летней Оксаны Макар. Милиция пыталась выгородить виновных, отпустив двоих из них уже на следующий день после задержания. Только после многотысячных митингов по всей стране виновные оказались на скамье подсудимых и получили обвинительные приговоры.

В центре Днепропетровска 27 апреля 2012 года сработали четыре взрывных устройства, ранения получил 31 человек. В данный момент судебного приговора ожидают четверо жителей Днепропетровска — политолог, программист и два частных предпринимателя. Обвиняемые не могут внятно пояснить причины, толкнувшие их на преступление накануне Евро-2012.

В Харькове 15 декабря 2012 года в собственной квартире были обнаружены обезглавленные тела судьи Фрунзенского районного суда Харькова Владимира Трофимова, его супруги, сына и гражданской жены сына. Следствие ведется до сих пор.

По итогам врадиевских событий очевидно, что, учитывая накал народного возмущения, правящая администрация пойдет на «публичную порку» провинившихся и областного начальства, одновременно стараясь, чтобы расследование преступления не затронуло более высокие эшелоны власти.

Источник: sxemy.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *